vityok_m4_15 (vityok_m4_15) wrote,
vityok_m4_15
vityok_m4_15

Categories:

распедалил, как боженька

Не успела общественность забыть предыдущий скандал с задавленным «пьяным» ребенком (Балашиха, 2017), как произошел следующий. В Кировской области полицейский насмерть задавил 6–летнего ребенка, в крови которого обнаружили 0.51 промилле алкоголя. Либералам–колхозникам уже рассказали, что это продажная экспертиза отмазывает задавившего ребенка полицейского от ответственности, и перед нами типичный пример сословного правосудия. Но на самом деле всё значительно хуже. Попробуем внимательно разобрать этот вопиющий случай для либералов–дачников.

1. Совершение ДТП, приведшего к смерти человека – уголовное преступление. Как и для любого уголовного преступления, суд должен установить а) причинно–следственную связь между действиями/бездействиями подсудимого и смертью жертвы; б) если таковая связь установлена, виновность подсудимого. Особенность уголовного права здесь в том, оно включает в себя дефиниции административного права (совершение ДТП), а то, в свою очередь, пользуется подзаконным актом, ПДД.

2. Конструкция ПДД такова, что если все участники движения их соблюдают, то ДТП не происходит. Случилось ДТП – хоть один из участников нарушал ПДД. Если один из участников бессознателен, но ДТП соблюдал, то второй всегда виноват; например, если водитель задавил корову, переходящую дорогу по пешеходному переходу на зеленый свет, то виноват водитель. Почему? Потому что «мягкие» нормы ПДД, то есть требования выбирать скорость и дистанцию по дорожной обстановке, внимательно следить за дорогой, незамедлительно тормозить, требуют делать это ровно в той мере, какая делает невозможным ДТП, если все остальные соблюдают ПДД. Не определил эту меру, вот ты и виноват.

3. Нарушение жертвой ПДД – например, пешеход внезапно выбежал на пешеходный переход на красный свет – в разных случаях может квалифицироваться по–разному:

— если водитель не нарушал «твердых» норм (не превышал скорости, не ехал на красный и т.п.), не нарушал «мягких» норм, то есть действовал осмотрительно (соразмерил свою скорость с тем, что на дороге не было пешеходов, не имел возможности предвидеть, что пешеход выбежит на дорогу, а как только задавленный пешеход выбежал, тут же начал экстренно тормозить и уклоняться от столкновения), то водитель невиновен;

— если водитель не нарушал «твердых» норм ПДД, но нарушал «мягкие» — например, видел, что пешеход выбегает на переход, но проигнорировал это, то есть не имел должного внимания к дорожной обстановке – то водитель все равно виновен.

4. Важно понимать, что уголовное право не знает взаимного погашения претензий. Если Иванов и Петров устроили драку, будучи виноваты в том оба, Иванов оторвал в драке рукав Петрову, а Петров Иванову, то никто никому платить не должен. А вот если Петров выбил в драке Иванову глаз, а Иванов Петрову, то оба поедут в тюрьму, глаз за глаз не зачтется.

Таким образом, если водитель задавил пешехода, перебегавшего дорогу на красный, и суд признал обоих нарушителями ПДД, то водитель несет полную уголовную ответственность, ну а с пешехода следует штраф за административное правонарушение, и водителю от этого не легче.

5. Для случаев, когда водитель виновен, но пешеход тоже нарушал ПДД, смягчающим наказание обстоятельством могут быть признаны противоправные (в нашем случае нарушающие ПДД) действия потерпевшего, явившиеся поводом к преступлению. На практике надеяться на такое не следует, это больше юридическая фантазия. Текст закона тут маловнятен, и, скорее всего, суд сочтет, что пешеход хоть и нарушал ПДД, но поводом к нарушению ПДД водителем (что и есть основная причина преступления) это отнюдь не являлось. Следует понимать, что смягчающие обстоятельства принимаются во внимание при назначении наказания, но не при определении виновности, и не автоматически, а по усмотрению суда.

6. И наконец, если пешеход не только нарушал ПДД, но еще и был при этом пьян, то его опьянение являлось отягчающим наказание обстоятельством при административном правонарушении. Учитывая, что и сам–то факт нарушения пешеходом ПДД не особо облегчал положение водителя (см. п.5), то и такое отягчающее обстоятельство мало что для него значит. Разумеется, защита может упомянуть об этом, в видах смягчения сердца судьи, но толку не будет.

7. Дети не могут быть нарушителями ПДД, так как возраст административной ответственности – 16 лет. Они не имеют достаточного уровня самосознания для нарушения ПДД как административного правонарушения или как противоправного деяния в определениях УК.

8. Если дети не могут совершать административные правонарушения в форме нарушения ПДД, то и их опьянение не может быть отягчающим обстоятельством для такового правонарушения.

9. Соответственно, водитель:

а) будет всегда виноват, если он задавил ребенка, следующего на дороге требованиям ПДД (см. п.2),
б) если же ребенок не следовал ПДД, то подход не отличается от описанного в п. 3 – если водитель не нарушал ни «твердых», ни «мягких» требований ПДД, то он невиновен, в противном случае виновен.

Несложно заметить, что ни в том, ни в этом случае при определении виновности и наказания водителя нет никакой разницы, трезвый был ребенок или пьяный. Аргумент про противоправные действия потерпевшего как смягчающее наказание обстоятельство плохо годился даже и для взрослых пешеходов, а для пешехода–ребенка он не годен совсем – нарушение ребенком ПДД заведомо не есть противоправное действие. С тем же успехом можно было сообщить суду, что задавленный ребенок дурно учился в школе. Или ковырял в носу.

10.
 Следовательно, подделка судебно–медицинской экспертизы с целью выставить погибшего ребенка пьяным не может помочь подсудимому водителю. Суд даже может поверить в эту экспертизу, даже может приобщить ее к делу, но в приговоре все равно будет написано, что аргументы защиты об опьянении пострадавшего не признаются судом как обстоятельство, принимаемое во внимание при определении виновности подсудимого, а также как обстоятельство, смягчающее наказание.

11.
 Но какого черта тогда экспертиза написала всю эту чушь про пьяного ребенка? Ответ прост – ужасающее качество экспертизы: лень, распиздяйство, грязнушество, несоблюдение методики исследования. Эксперт позже положенного взял кровь, херово вымыл пробирки, забыл поставить их в холодильник, не работал в вытяжном шкафу, прозевал установленное время для реакции и т.п. Всё это подходит под уголовную статью «халатность», по которой и осудили эксперта после предыдущего скандала с задавленным «пьяным» мальчиком.

12. Теперь главное. Низкое качество работы эксперта – это куда большая беда, чем его взяточничество. Эксперт–взяточник выдает неправильные заключения только тогда, когда ему дали взятку. Эксперт–распиздяй/идиот выдает неправильные заключения постоянно и непрерывно.
Думаю, что этот эксперт со своими грязными пробирками и просроченными реактивами успел записать в пьяные сотню–другую трезвых взрослых людей, которые уже не могли оправдаться, прежде чем он охренел до такого состояния, что случайно записал в пьяные шестилетнего ребенка, поленившись посмотреть в карточке, сколько ему лет.

И настоящая проблема здесь в том, как теперь этим невинным жертвам хреновой экспертизы помочь. По–хорошему, при компрометации эксперта следует отменять все предшествующие приговоры, где виновность была определена исключительно на основании его экспертиз, и реабилитировать невинно осужденных. Да, среди этих людей есть и виновные, но все равно, правильно оправдать сто виновных, если вместе с ними будет оправдан один невинный.

Это работа для Верховного суда. И что–то я сомневаюсь, что Верховный суд с нею справится.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments